Осязательные органы

Несомненными осязательными органами являются многие волоски, покрывающие тело пауков, особенно конечности. Более крупные из них подвижно сочленены с покровами у своего основания, тогда как самые тонкие неподвижно прикрепляются на дне неглубокого вдавления. К каждому осязательному волоску подходит отросток чувствительной клетки, лежащей у его основания.

Особую форму этих волосков представляют трихоботрии, свойственные и другим паукообразным и располагающиеся у пауков на педипальпах и ногах обычно в большом количестве. Так, у Tegenaria derhami их насчитывается около 200. Это очень тонкие и длинные гибкие волоски, погруженные основанием в бокаловидное углубление хитина, с дном которого они подвижно сочленены (см. рис. 35, 74). Внутрь волоска проходит пучок чувствительных волоконец от группы рецепторных клеток, лежащих у его основания. Давно было замечено, что при помощи трихоботриев пауки ощущают самые незначительные дуновения воздуха, вызываемые, например, летящей мухой. Даль (Dahl, 1911) и Мейер (Meyer, 1928) предположили, что трихоботрии играют роль слуховых органов. Однако их волоски остаются неподвижными, если рядом производятся звуки на музыкальном инструменте (скрипке). Сохраняют неподвижность они и у самок Steatoda и Teutana, привлекаемых стрекотанием самцов в брачный период. Не подтвердили их слуховой функции и тщательные опыты Пальмгрена (Palmgren, 1936) на Tegenaria. Пауки, у которых все волоски трихоботриев были осторожно обрезаны, оказались нечувствительными к слабым движениям воздуха, в противоположность нормальным животным. Оперированные таким образом пауки также неспособны к ориентировке в своем гнезде, тогда как нормальные быстро ориентируются по напряжению паутиновых нитей. Итак, трихоботрии, по крайней мере, у части пауков, являются своеобразными, весьма чувствительными аппаратами, способными улавливать как слабые воздушные дуновения (но не звуковые волны), так и вибрацию натянутых паутиновых нитей. Известно также, что Argyroneta при помощи трихоботриев ощущает малейшие колебания воды и чувствует, например, присутствие такого мелкого животного, как дафния, на расстоянии около 6 см (Meyer, 1928).

Распространение вибраций, воспринимаемых через паутиновые нити как осязательные ощущения, было исследовано физиком Бойсом (Boys, 1880). Если поместить вибрирующий камертон в какую-нибудь точку сети паука-крестовика или даже на одну из ветвей, к которой подвешена сеть, то паук реагирует совершенно так же, как на движения добычи, попавшей в тенета. При этом паук направляется прямо к вибрирующему камертону лишь в том случае, если сам помещается в центре сети; если же он находится в другом месте, то обязательно сперва бежит в центр и только отсюда — к источнику раздражения. Из этого видно, что все вибрации передаются исключительно по радиальным нитям и сходятся в центре сети. Вибрирующий камертон, помещенный рядом с пауком, но не касающийся сети, вызывает бегство — паук падает, повисая на нити. Стоит только поместить камертон на сеть, как животное возвращается и ведет себя так, как если бы в тенетах была добыча. Эти наблюдения, подтвержденные позднее на Argiope bruennichi заставляют различать, помимо осязательных раздражений, также акустические, воспринимаемые, по-видимому, другими органами.

Другой разновидностью осязательного чувства является способность воспринимать степень напряжения паутиновых нитей (чувство напряжения). Agelenidae с замазанными черным лаком глазами прекрасно ориентируются на своих тенетах, безошибочно находя кратчайший путь к своему убежищу. Опыты с изменением напряжения радиальных нитей ловчей сети путем перекашивания четырехугольной рамы, в которой сплетена эта сеть, показали, что паук, разыскивая свое убежище, всегда следует вдоль наиболее натянутых нитей. Интересно также, что паук-крестовик гораздо проворнее появляется у тяжелого предмета, попавшего в сеть, нежели у более легкого. Это, очевидно, тоже указывает на его способность воспринимать различия в напряжении паутиновых нитей.

Насколько совершенно бывает осязательное, чувство, показывают наблюдения над каракуртом — Lactrodectus tredecimguttatus, который способен по каким-то неуловимым особенностям сотрясения нитей воспринимать приближение страшного для него богомола.

Осязание в разных формах, будь то осязание при ощупывании объекта или через посредство натянутых нитей, вообще играет первостепенную роль в жизни пауков, плетущих ловчие сети. Хорошо известно, с какой быстротой реагируют эти пауки на движение добычи, запутавшейся в тенетах. Если поместить в ловчую сеть какой-нибудь легкий посторонний предмет, паук выбегает из своего убежища, ощупывает его и выбрасывает из сети. Сперва объект обнаруживается путем осязания по изменению вибрации и натяжения паутиновых нитей, затем ощупывается непосредственно педипальпами и ногами.

Осязание имеет основное значение не только при распознавании добычи, не только при всевозможных перемещениях паука в гнезде и сети, но также при постройке тенет, возбуждении и «усмирении» самки, спаривании и т. д. Замечательно, что многие тенетные пауки, будучи ослеплены, совершают все свои обычные отправления совершенно нормально. Весьма тонким осязанием обладают и норовые пауки. Тарантул, сидящий во входе норки, ощущает малейшие сотрясения почвы, чувствуя, например, легкие шаги человека на расстоянии 10—15 м.

В жизни бродячих пауков осязание, напротив, играет подчиненную роль; на первом месте у них стоит зрение.

Трихоботрий паука